Концептуальные инициативы для счастливого будущего страны

Высшее образование становится роскошью?

Image

Российские вузы планируют поднять цены на обучение в текущем учебном году на 10-12%. Эта мера обусловлена повышением стоимости оборудования, подорожанием услуг ЖКХ, необходимостью больше платить специалистам, чтобы удержать их на месте работы. В некоторых вузах цена на образование уже превысила 1 млн рублей.

Технари страдают сильнее

Тенденция к повышению цен на образование в РФ сформировалась давно, но после начала СВО приобрела пугающие очертания. В прошлом учебном году стоимость увеличилась на 5–25%, а в этом году еще прибавит 10-12%. И винить вузы в жадности в корне неверно. Особенно негосударственные учреждения, которые не получают поддержку от власти и едва сводят концы с концами. А платить приходится все больше. Особенно сильно подорожали оборудование, программное обеспечение и ресурсы для лабораторий, без которых невозможно обучение по многим специальностям. Также учебные заведения волнует увеличение цен на услуги ЖКХ и электроэнергию. По оценкам экспертов, сильнее всего подорожает очное обучение по направлениям строительство, энергетика и IT.

Надеяться на помощь Министерства образования не приходится — ведомству бы с бюджетниками разобраться. Тем более что на 2024-2026 года траты на образование урезали в реальном выражении. Вузам приходится повышать плату за обучение, в некоторых учебных заведениях она достигла абсурдных значений. В МГИМО средняя стоимость годового курса составляет 700–800 тыс. рублей. А обучение на факультете международного бизнеса в ВШЭ обойдется в 1 млн в год. При этом именно эти два вуза выпускают самых востребованных экономистов, которым платят больше других. Очевидно, что в условиях падения реальных доходов граждан позволить себе платное обучение могут лишь обеспеченные люди. Что еще сильнее увеличивает социальное неравенство в России.

Расплата за аполитичность

Подорожание образования напрямую связано с СВО. Из-за санкций вузы столкнулись с проблемой реализации учебных программ. Материальную базу стало пополнять куда сложнее, а многие профессора международного уровня либо увольняются по собственной воле, либо их выкидывают из-за нежелания поддерживать спецоперацию. Тем специалистам, кто все же решил остаться, приходится поднимать зарплаты. С научной точкой зрения им проще продолжать работу за рубежом, где у них будет доступ к научным базам, возможность участвовать в международных проектах и спокойно выпускать студентов. Но главный камень преткновения — конечно, деньги. Многие студенты топовых вузов хотят реализоваться в науке, однако в России уровень финансирования ученых ничтожно мал. По данным профсоюза РАН, на исследования выделяют примерно 1% ВВП, а на фундаментальные науки — 0,15% ВВП. Это позорные значения. Особенно учитывая тот факт, что существенная часть средств тратится на военные разработки.

Самое парадоксальное, что страна как никогда прежде заинтересована в выпуске высококвалифицированных специалистов. Россия намерена добиться технологического суверенитета, разработать свои IT-решения для замены ушедших из РФ вендоров, усилить инженерный корпус. Институт РАН оценил дефицит кадров в России почти в 5 млн человек. Недостаток работников испытывают 91% российских компаний. В ноябре глава Центробанка Эльвира Набиуллина назвала нехватку рабочей силы главной проблемой экономики. В высокооплачиваемых отраслях много людей покинуло страну после начала СВО. Примерно 40% из них вернулись, но остальные осели за рубежом. А некоторые чиновники еще и подливают масло в огонь, например, призывая девушек перестать ориентироваться на высшее образование.

Рентабельность в нынешних условиях волнует вузы куда сильнее, чем качество образования. А поступить на бюджет с каждым годом все сложнее, ведь места отгрызают льготники: участники СВО, африканские студенты и т.д. Высшее образование становится услугой для богатых. А бедные вынуждены покупать места в низкосортных вузах, которые работают на корочку.