Концептуальные инициативы для счастливого будущего страны

17 января 2024

Image

Национальные бунты

Очередной массовый протест в национальной республике обнаружил двойственный подход к одной, казалось бы, проблеме – «разжиганию межнациональной вражды», а также к ее решению.

Дагестанский сценарий

Вспомним события октября 2023 года в Махачкале. Агрессивно настроенная толпа численностью более 150 человек штурмом взяла аэропорт, скандируя антисемитские лозунги. Но силовики действовали очень осторожно, опасаясь усугубить ситуацию.

В результате от действий мятежников пострадали 20 человек. Но основную ответственность за произошедшее возложили на «врагов России», действующих извне. Участники погрома по большому счету отделались небольшим испугом.

Башкирский сценарий

А вот в Баймаке все иначе. Как утверждают очевидцы, наступление начали не бунтари, собравшиеся у здания суда в поддержку осужденного за разжигание межнациональной розни экоактивиста Алсынова, а силовики. В ход шли дубинки, дымовые шашки и слезоточивый газ. Несколько человек были задержаны.

Началось все с того, что в апреле 2023 года Фаиль Алсынов, выступающий против золотодобычи в регионе, на сходе граждан возле сельского дома культуры обратился к присутствующим с речью на родном башкирском языке. В ней усмотрели «негативное содержание по отношению к лицам армянской, кавказских национальностей и национальностей Средней Азии». Активиста задержали.

Сам Алсынов и его сторонники уверяют, что слова неверно перевели и интерпретировали.

Как бы то ни было, Сегодня суд признал Алсынова виновным «в совершении действий, направленных на возбуждение ненависти, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам расы, национальности, языка, происхождения, совершенные публично лицом». Ближайшие 4 года он должен провести в колонии. Участь его сторонников, задержанных во время митинга, тоже может оказаться незавидной.

Говорят, что на активиста ополчился лично глава Башкирии Хабиров. С учетом суровости наказания и реакции тысяч местных жителей на вынесенный приговор, это вовсе не исключено. Ну а закон, как известно, что дышло.