Концептуальные инициативы для счастливого будущего страны

Из «Сарко-американца» – в «Русского Сарко»

Image

Бывший президент Франции Николя Саркози своим признанием в симпатии к России, выражаясь по-русски, «навёл шороху» в западных СМИ и политическом сообществе.

Пока журналисты гадают о причинах откровений экс-президента, нынешний французский лидер Макрон категорически не разделил его позицию.

Мнения разделились

В своём интервью Николя Саркози призвал нынешнего коллегу Эммануэля Макрона возобновить диалог с Владимиром Путиным и исключил вступление Украины в НАТО и Евросоюз. Речь бывшего лидера Франции, расходящаяся с официальной политикой страны, вызвала негодование местных элит и поразила западных политиков.

«Заявления Саркози подчеркнули силу сохраняющихся в Европе очагов симпатии к Путину. Эти голоса оставались приглушёнными с момента введения ЕС антироссийских санкций и помощи Киеву. Вероятность того, что эти голоса станут громче, возросла после неэффективности контрнаступления ВСУ. Существует риск политической и финансовой усталости западных держав, которая ослабит Украину», – пишет The New York Times.

В числе прочего Саркози призвал Макрона «ратифицировать» присоединение Крыма к России посредством референдума под международным контролем, и тем же способом «урегулировать» деление восточного Донбасса между Киевом и Москвой.

Французский президент, конечно, не разделил миротворческие идеи бывшего коллеги, заявив, что «не признает аннексии Россией украинской территории и пародий на организованные выборы».

Не стоит забывать, что с начала СВО позиция Эммануэля Макрона «эволюционировала» от вполне доброжелательных звонков Путину и призывов «не унижать Россию» до ярой поддержки Зеленского.

Тёмная история

Особое место в российско-французских отношениях начинает занимать Нигер, где месяц назад президента Мохамеда Базума захватила его собственная гвардия. В Британии видят в военном перевороте «московский след», но аргументируют необычно: по подсчётам The Guardian, спустя месяц после свержения Базума в российских «провластных» и «вагнеровских» Telegram-каналах Нигер стал упоминаться в 7500 раз чаще. Значительно больше стало и антифранцузских тезисов, утверждает издание. Авторы опасаются, что Россия решит усилить влияние за счёт Нигера и «прибрать к рукам» его ресурсы. Но объективных доказательств причастности России к дестабилизации африканской страны по-прежнему нет. Кроме, пожалуй, примеров Мали и Буркина-Фасо, власти которых обращались за силовой поддержкой к нашим ЧВК и теперь вместе с Гвинеей поддерживают соседа – Нигер.

Между тем, Нигер действительно интересен Москве, причём не только урановыми богатствами (важными больше для Франции) и расширением влияния. Нас интересуют панафриканские проекты, в частности, – Транссахарский магистральный газопровод, который сможет доставлять «голубое топливо» из Африки.

Магистраль пролегает в том числе и через Алжир – близкого партнера России и оппонента Франции.

Ранее африканские государства, зависимые от Парижа, стали разрывать с ним связи. Нигер – один из последних оплотов Франции как поставщик 40% урана: именно на атомных станциях производится 70% французского электричества.

Пока Франция и ЭКОВАС намекают на возможность своего военного вмешательства, эксперты спорят: одни твердят, что между Россией и Нигером нет значимых отношений, другие не исключают, что Москва вполне может направить войска в Нигер, если тот обратится за помощью. Самое «подходящее» время, не правда ли?