Концептуальные инициативы для счастливого будущего страны

15 апреля 2023

Image

Что происходит в Судане?

Еще одна точка напряжения появилась в мире. Про африканские страны мы слышим чаще, чем на других континентах, однако Судан должен был стать новой опорой РФ и серьезным партнером.

Утром стало известно про столкновения в столице между армией и военизированными силами оперативной поддержки (RSF). Днем RSF заявили о захвате аэропорта Хартума, а также военной базы на севере страны. Сейчас конфликт разрастается в масштабах, столкновения происходят в разных регионах. США, РФ, ООН, Египет и ОАЭ призывают к немедленному прекращению огня.

Соперничество между армией и RSF началось в эпоху правления президента Омара аль-Башира, смещенного в 2019 году.

Почему это происходит?

В феврале 2023 года Судан дал России согласие на постройку военно-морской базы в Красном море. В марте прошлого года зампред Верховного совета Республики Судан Мухаммед Хамдан Дагало подчеркнул, что Хартум не возражает против возведения военного объекта, если это не понесет угрозу национальной безопасности. Посол США в Хартуме Джон Годфри, однако, пригрозил властям Судана последствиями из-за предоставления Москве права на создание военной базы в Красном море.

Царьград в свою очередь утверждает, что это открытие второго фронта против ЧВК Вагнер, которое позволит растянуть силы.

Говорят, что это не просто внутреннее дело Судана: наймиты Запада атакуют тех, кто стоит на стороне России и связан с ЧВК «Вагнер».

Это не первая попытка добиться ухода России из Судана. Евросоюз в начале 2023 года ввёл санкции против связанных с ЧВК «Вагнер» структур, в частности против компании Meroe Gold. В Брюсселе назвали эту компанию «прикрытием для операций «группы Вагнера» в Судане», заявив, что «будучи связанной с суданскими военными, «группа Вагнера» обеспечила разработку и экспорт суданского золота в Россию».

Что в итоге?

Мы наблюдаем очередной ход Запада против стран, которые решили сотрудничать с РФ. Таким образом, результатом развития этого конфликта будет либо жесткий сигнал, который заставит задуматься африканцев о целесообразности сотрудничества с РФ, либо, наоборот, усилением России в Африке.

Остаётся надеяться на лучшее.