Концептуальные инициативы для счастливого будущего страны

А СПЧ и ныне там

Image

Совсем недавно президент обсуждал с представителями Совета по правам человека не самые адекватные сроки по некоторым последним резонансным уголовным делам, особенно в отношении женщин. Но «повезло» мужчине.

Дело Заремы Мусаевой

Сегодня суд в Чечне отказал в условно-досрочном освобождении Зареме Мусаевой, осужденной на пять лет лишения свободы в колонии-поселении за применение насилия к сотруднику полиции и мошенничество. С учетом времени, проведенного в СИЗО и под следствием, она пробыла в заключении более трех лет и трех месяцев. Мусаеву неоднократно госпитализировали в колонии из-за хронических и прогрессирующих заболеваний. Женщина раньше не привлекалась ни к уголовной, ни к административной ответственности и имеет исключительно положительные характеристики.

Правозащитники считают дело Мусаевой политически мотивированным, ведь она — жена бывшего федерального судьи Сайди Янгулбаева и мать Ибрагима и Байсангура Янгулбаевых, критиков Кадырова. Какими бы ни были причины, кейс Мусаевой противоречит всему, о чем говорил президент на встрече с представителями СПЧ. Женщину с инсулинозависимым сахарным диабетом и множественными осложнениями сначала силой вывезли из дома в Нижнем Новгороде под предлогом допроса по делу о мошенничестве, потом долго мариновали в СИЗО и в итоге вынесли решение с отчетливым политическим уклоном.

Дело Бориса Кагарлицкого

Также сегодня обвинение затребовало 5 лет и 6 месяцев лишения свободы в колонии общего режима для одного из самых известных представителей «левого» философского движения Бориса Кагарлицкого. В ноябре социологу продлили арест еще на полгода, а в августе его внесли в реестр террористов и экстремистов. Политологи считают дело Кагарлицкого политически мотивированным. Множество «левых» деятелей, мыслителей высказались в поддержку обвиняемого. А Путин пообещал на пресс-конференции после форума «Россия – Африка» поподробнее узнать о деле Кагарлицкого, хотя ранее о нем не слышал.

Все шло к очередному тюремному сроку, но случилось чудо. Кагарлицкого приговорили к штрафу в 609 тысяч рублей и назначили 2 года запрета на администрирование сайтов в интернете. Социолога отпустили прямо в зале суда. Скорость принятия решения намекает, что за Кагарлицкого попросили на очень высоком уровне. Заслуги СПЧ в этом нет. Представителей Совета по правам человека больше волнует тюремная мода и вопрос украшения городов к Новому году.

Суды РФ продолжают выносить нелогичные, а порой и абсурдные решения. Позитивный кейс Кагарлицкого — скорее исключение из правил. Ожидаем, что тему поддержат на «Прямой линии» с президентом, что может стать критической точкой для начала больших реформ.